Последние публикации на сайте » Талант Интернета - сайт талантов, исполнителей, музыкантов, певцов, поэтов и художников. Где творческие люди могут добавлять свои работы – музыку, клипы, картины, стихи, сочинения и поэзию.

Талант интернета


 
 

> Последние публикации на сайте
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту


Твоей любви поверил слепо

Зачем любви поверил слепо,
Самонадеянный глупец.
Теперь всё выглядит нелепо,
Всему на свете есть конец.
В былом остались обещанья,
От них кружилась голова.
Настало время для прощанья,
Напрасны стали все слова.
Любовь ушла, мы расстаемся,
Пора сбежать из мира грёз.
В него вовек мы не вернёмся,
Хоть тяжело, не надо слёз.
Просить прощения не стали,
Былого счастья не вернуть.
Разлуки горечь мы познали,
Уже не будет общим путь.
Твоей любви поверил слепо,
На что надеялся, глупец.
Всё было фальшью и нелепо,
И вот настал любви конец…


Дом опустевший, тлен и пустота

В родную дверь тихонько постучу.
Пришёл домой, и замер у порога.
Встав на колени, тихо прошепчу -
« Вернулся я, простите ради Бога…»
Но мне в ответ, ни слова, тишина,
Никто меня войти не приглашает.
Боль подступает, злобно - холодна.
Змеёю скользкой в душу заползает.
Дом опустевший, тлен и пустота,
С трудом доходит, я один остался.
Стонало сердце, значит неспроста,
Что будет так, не веровал, боялся.
Куда идти мне? Думать не хочу,
Как долго брёл, до Отчего порога.
Встав на колени, тихо прошепчу -
« Вернулся я, простите ради Бога…»


Слобода (ч.2)

Автор: strannik дата Вчера, 14:47 Стиль: проза
  • 0
Слобода (ч.2)
Часть вторая. ПЕРЕВЕДЕНЦЫ, СТРЕЛЬЦЫ МОСКОВСКИЕ



Ушло, отгремело грозами, пролилось тёплыми дождями поволжское лето. Улетели в далёкие края певчие птицы. По утрам всё чаще покрывались инеем опавшие листья, и холодный ветер напоминал о приближении ранней зимы.
Стрелецкий урядник Климахин торопил своих людей. Сам с утра до ночи не выпускал из рук топора, помогал валить деревья, размечал будущие улицы.
- До зимы успеть надоть, братцы! – убеждал он, хотя и без этого все понимали, что не продержаться, не пережить морозы без крепких изб.
На самой горе, что возвышалась над Тумайкой-речкой, решили строить новую съезжую избу. И построили. А вокруг неё с каждым днём росли свежие срубы из добротного сосняка. Работали все, даже бабы и дети.
Едва прибыв на это место, отправил Милентий Анфима Трошина да сына его шестнадцатилетнего Андрейку с посланием к голове стрелецкого приказа Григорию Желобову в «саму» Москву. Помощи просил «людьми строильными», потому-что « до морозов лютых место обустроить надобно». Вскочил на гнедого коня Анфим, сунул свёрток за отворот кафтана, и, сверкнув своими голубыми очами, махнул рукой сыну. Жена его Прасковья кинулась, было, к ним, но попридержал Милентий, грозно глянув в её лицо. И стихла стрельчиха. Враз потускнели глаза, безвольно опустились руки. Она повернулась и пошла к бабам, что собирали кору от ошкуренных брёвен. Так и не увидела, как скрылись за тёмными стволами многовекового леса её кормильцы и опора.
Почти год прошёл, весна гуляла солнечными лучами по оттаивающим избам. И вот пришли люди, много людей. Привёл - таки Анфим «строильных людишек»! А с ними и « татары служилые», да несколько стрельцов с семьями для «отбывания» службы. И хлебное жалование привёз, и сукно на новые кафтаны. Значилось в приказе стрелецкого головы, чтобы строил он, урядник Милентий Климахин, «сторожу на этой землице» от набегов степняков да защиты караванов купеческих, что шли в Московское государство по Большому афганскому пути.
- Теперь жить будем! – обнял Трошина Милентий.
- Как отзимовали-то?- как бы вскользь спросил Анфим.
- Прозимовали… – вздохнул урядник, - Да ты не беспокойся, все живы-здоровы! Вон и жёнка твоя бежит!
Урядник показал на бегущую к ним Прасковью.
- Что ж я ей скажу-то… - прошептал Анфим, - Как же ей про убитого в пути Андрейку расскажу?
Он снял шапку, мотнул головой и, переминаясь с ноги на ногу, ждал жену, искоса поглядывая на Милентия.


Закипела жизнь, забурлила! Под топорами ложились наземь вековые деревья, с выдохом падая на прошлогодние травы, через которые едва пробивалась свежая зелень. На раскорчеванных с осени полянах чернели борозды целинных полей, а из открытых дверей добротных домов доносились запахи щей, пирогов и хлеба.
Ушла зима, становилось теплее, но до первого урожая было ещё далеко, поэтому всё зерно хранили сообща, в свежесрубленном амбаре, который поставили тут же, возле съезжей избы.
Часто выходил Милентий Климахин на косогор. Петляла речка Тумайка под самым подножьем высокой горы, то появляясь, то исчезая среди густых зарослей ив и ольхи. А потом и вовсе пропадала среди бескрайних лесов, которым не было ни конца, ни края.
- Не подобраться нагаям, ни в жисть не подобраться! – довольно осматривал окрестности урядник, - Через леса да с подъемом на гору не пройти! С другой стороны селения ров вырыт, и тын бревенчатый построен, да косая острожная стена во рву установлена! А чуть дале засека, а затем опять речка, Созганка. Укрепили слободу, защитили от пришлых людей!
Вечкуш повзрослел за этот год. Стрелецкие ребятишки учили его русскому языку, и он уже вполне сносно мог с ними общаться. Только не понимал, почему его называли Вечкутом. Но как-то свыкся, откликался на это имя. Жил он в избе урядника Климахина, который принял его, как сына. Замечая грустные глаза мальчонки, Милентий, жалеючи, прижимал его к себе. Молчал, гладя шершавой ладонью по непокорные вихрам.
- Почему меня Виряскиным кличут? - однажды спросил Вечкуш.
- Ты ж в прошлом годе сам говорил, что из леса! – хитро улыбнулся Милентий.
- Я не из леса! – насупился Вечкуш.
- Ладно, ладно! – урядник присел на лавку, притянул к себе парнишку, - У нас, у русских, так удобно. Есть имя, и есть фамилия. Вот какая у тебя фамилия?
Вечкуш не знал и удивлённо пожал плечами.
- Ну, вот! А теперь ты Вечкут Виряскин. Так и в книге тебя запишем. Вот построим церковь и запишем! Ты только подумай, сынок, какая жизнь всех вас ждёт впереди! И тебя, и моих отроков, и других!
… На поволжскую многострадальную землю шла новая беда. Отогнав в южные земли ногайские племена, из-за Каменного пояса через Яик-реку шли другие кочевники. Несметная калмыцкая конница, почти не зная поражений, отвоёвывала для себя новые территории, сметая на пути беззащитные сёла и мелкие деревеньки.
 

Порою мы живём бездушно

Жить невозможно без души,
Но мы порой живём бездушно.
На жизнь плохую не блажи,
И осуждать судьбу не нужно.
Тебе решать, как нужно жить,
Зло и добро, сам выбираешь.
Себя поздней не изменить,
Свой выбор позже осознаешь.
Всё время рядом тьма и свет,
И между ними грань незрима.
Что выбирать, в тебе ответ,
Тобой проблема разрешима.
Живётся плохо – Не блажи,
И на судьбу ворчать не нужно.
Жить невозможно без души,
Хотя порой живём бездушно…


Мир без тебя стал пустотой

В душе от ревности зима,
Ещё чуть-чуть, заледенеет.
Ты не придёшь, сойду с ума,
Другой любить так не сумеет.
Мир без тебя стал пустотой,
На небе Солнце тучи скрыли.
Что происходит, Боже Мой!
Забыла ты, как мы любили.
Тебе одной любовь дарил,
Тая надежду – будет вечной.
Как дар небес боготворил,
Ты оказалась бессердечной.
К тебе взываю вновь и вновь,
Верни мне счастье, погибаю.
Как уберечь от бед любовь,
Ты возвратись, тебя прощаю.
Услышь меня, мой крик души,
В нём боль разлуки раздаётся.
Вновь быть с тобою разреши,
Моя душа на части рвётся.
Меня спасай, сойду с ума,
От боли сердце каменеет.
В душе от ревности зима,
Ещё чуть-чуть, заледенеет…


Пока

Автор: Бонди дата 19-11-2017, 20:57 Стиль: стихи
  • 0
Я не ревнив, но и не свят,
А потому смотрю сквозь пальцы,
Когда весною всех подряд,
Март приглашает в постояльцы.

Болит от хмеля голова,
Когда не различаешь дозы.
Как больно колются слова,
Как будто шип созревшей розы.

Светает раньше за окном,
И романтизм трезвеет быстро.
Взгляд, поцелуи, а потом,
Не подойду уже на выстрел.

А впрочем, что там решено,
Март был зимой, а май стал летом.
Пока не выпито вино,
Желаний думать нет об этом.

15.03.2011


Квартира, стены, потолок

Который год одно и то же –
Квартира, стены, потолок.
За грех какой наказан, Боже,
Дан без амнистии мне срок.
Грешил порою, было дело,
Но кто на свете не грешил?
Да что тут думать, надоело,
Что заслужил, то получил.
За все ошибки есть оплата,
И вот за них теперь плачу.
Но ныть не стану виновато,
Навряд ли, сам себя прощу.
Перетерпеть поможет Боже,
Он мой давно отмерил срок.
Который год одно и то же –
Квартира, стены, потолок…


Ну, сколько можно осень полоскать

Ну, сколько можно осень полоскать,
И я такой же, не скрываю, каюсь.
Она прекрасна, может восхищать,
Природы увяданьем восторгаюсь.
Деревьев кроны, дождик за окном,
Клин журавлиный к югу улетает.
О всём сказали, что сказать потом,
Умчалась Муза, вдохновенье тает?
Мне, как и всем, по нраву листопад,
Лесов осенних сказочны наряды.
Об этом чуде пишут все подряд,
Нет больше тем и этому все рады.
Что остаётся? Дальше сочинять,
Опять я перед Музой преклоняюсь.
Хотя приелось осень восхвалять,
Пишу о ней, наверно восхищаюсь…


Дыра в кармане и сума

От неудач, сойду с ума,
За что такое?
Дыра в кармане и сума,
Да время злое.
Как неприкаянный хожу,
В дороге вечно.
Людские жизни не сужу,
Не всё беспечно.
Я не молю себе помочь,
Сам управляюсь.
Не отдыхая день и ночь,
В миру скитаюсь.
Плывут куда-то облака,
Зовут с собою.
Дорога, к небу, далека,
Путь за чертою.
От неудач, сойду с ума,
За что такое?
Со мной надежда и сума,
Да время злое…


Слеза не катится из глаз

У нас с тобою целый час,
И это много или мало?
Что мы решим на этот раз,
Любовь от нас уже устала.
Её, наверно, не сберечь,
За это нам немного стыдно.
Уже не будет наших встреч,
И потому сердцам обидно.
Винить не стоит никого,
Виною мы себя пораним.
И счастье где-то далеко,
К себе его мы не заманим.
Настало время уходить,
Тебя за боль мою прощаю.
Но не смогу тебя забыть,
Себя в разлуке обвиняю.
Слеза не катится из глаз,
Душа изранена, устала.
У нас с тобою только час,
Для расставания немало…


С порой, осеннею, прощанье

Уже который день недели,
Хожу угрюмый, сам не свой.
Все развлеченья надоели,
Тоска грызёт, хоть волком вой.
Идти, куда-то, нет желанья,
Закрылся в доме и грущу.
С порой, осеннею, прощанье,
Но с ней прощаться не хочу.
Жаль, что не будет листопада,
Все листья ветер разметал.
Вот и грущу, в душе досада,
И с ней бороться я устал.
Леса притихли, отшумели,
Они проснутся лишь весной.
Уже который день недели,
Хожу угрюмый, сам не свой…


Осенний этюд

Автор: Алиса ALISA дата 19-11-2017, 07:11 Стиль: Лирика
  • 0
Осенний этюд
Осенний ветер - он умеет думать
. Морзянкой выбивает дождь в окне -
По крышам, по зонтам, по тротуарам
Стокатто слов известием ко мне.
Так странно сердце ожиданием согрето,
Как будто не зима за серым светом,
За этим утомлённым серым светом
С глазами Осени, скорбящей за окном,
А чувствами наполненное Лето,
Манящее прошедшим сном.( Алиса. 2017. ноябрь )


Кофе

Автор: Бонди дата 18-11-2017, 19:58 Стиль: стихи
  • 0
Бодрящим утренним напитком,
Мы новый день зовём в поход.
Ночь растянулась сладкой пыткой,
Часам давно потерян счёт.

Весна как будто на подходе,
Но снег не тает за окном.
Прийти теплу пора бы вроде,
Чтоб не подумать о другом.

Но солнца свет ещё холодный,
И руки мёрзнут на ветру.
Март, как обычно, не погодный,
Когда проснёшься поутру.

Но взгляд поймал лукавый профиль,
И даже если вновь метель,
Я заварю, как раньше, кофе,
И отнесу к тебе в постель.

12.03.2011


Их любовь не разобью

Видно много куролесил,
Или сильно нагрешил.
От того теперь не весел,
Буйну голову склонил.
Безответно я влюбился,
Спать ночами не могу.
Всех, забыв, уединился
От себя прочь не сбегу.
И теперь душа страдает,
Вытворяет что со мной?
С другом девица гуляет,
Он красив да холостой.
Помешать им не желаю,
Плохо мне и водку пью.
Я свою любовь скрываю,
Их любовь не разобью.
Потому хожу не весел,
Что напрасно полюбил.
Видно много куролесил,
Или сильно нагрешил….



Её могу сравнить со злом

Боль не бывает визуальна,
Она мираж, она фантом.
Но истязает идеально,
Её могу сравнить со злом.
Когда придёт, не угадаешь,
Ударить может наугад.
Почти сознание теряешь,
Ты сам себе уже не рад.
И снова скулы с желваками,
Угомонить желаешь стон.
Темнеет всё перед глазами,
И тишины унылый звон.
Уйти умеет моментально,
Вернуться может, но потом.
Боль не бывает визуальна,
Она мираж, она фантом…

Назад Вперед
Наверх